Augsburg
Stadt Augsburg
Аугсбург Герб города
Китай делает масштабные приобретения в Германии, и это заставляет немцев нервничать

Они оранжевые, работают точно и тщательно, им по плечу тяжелые и трудные задачи, они могут трудиться при любом климате, делают только то, на что запрограммированы, и никогда не оспаривают приказы. Роботов зовут Kuka, они из города Аугсбурга в старой доброй Баварии. Но злые немецкие языки говорят, что они здорово смахивают на китайцев.

Во всяком случае, роботы с почтенного, исконно немецкого завода Кuka — представители будущего. И владеют ими китайцы. Midea Group из Китая купила 70% акций в Kuka, это наиболее примечательное из 40 приобретений в Германии, совершенных китайцами только в этом году. Эта сделка заставила немецкие деловые круги содрогнуться от ужаса и гнева — в равных пропорциях.

Нечестная конкуренция

Потому что то, что начиналось как замечательное партнерство между промышленными кругами в Германии и Китае, сейчас все больше напоминает нечестное и наносящее ущерб конкуренции поглощение со стороны китайцев. Они не готовы дать немецким промышленникам ничего, что было бы похоже на соответствующие благоприятные условия и помогло бы им утвердиться на прибыльном рынке в сверхдержаве.

Еще никогда ранее Китай не приобретал так много европейских предприятий, как в этом году. В Германии и многих других европейских странах опасаются, что Европа близка к тому, чтобы лишиться технологичных концернов и промышленных тяжеловесов, которые должны были обеспечивать наше будущее. И что Китай, благодаря своим массовым приобретениям, обеспечивает себе доступ к важным данным, которые могут быть использованы не только для обеспечения себе преимуществ в торговой войне, но и в стратегических и военных целях.

Согласны с обвинениями, с которыми выступает Дональд Трамп

Многие разделяют серьезные обвинения в адрес востока, выдвинутые Дональдом Трампом во время предвыборной кампании в США, в частности, то, что он, выражаясь мягко, назвал Китай «валютным манипулятором» и пригрозил ввести НДС на 45% товаров, импортируемых из Китая. Тем не менее, один из первых телефонных звонков, которые Дональд Трамп сделал на этой неделе в роли избранного президента, был звонок китайскому лидеру Си Цзяньпиню. После чего в сообщении для прессы похвалил «одни из наиболее прочных связей», которые есть у США.

В Германии отношениям к китайцам придают такое же важное значение. Ангела Меркель очень любит ездить в Китай: за те 11 лет, что она является канцлером Германии, она побывала в Китае 9 раз. Вице-канцлер Германии Зигмар Габриэль, который также является немецким министром экономики, только что побывал в Китае, где за пять дней объехал всю страну, прося отнестись к немецким опасениям с пониманием. Опасения, которые Ангела Меркель сама озвучила во время визита в страну летом этого года:

«Германия всегда рассматривала себе как рынок, открытый инвестициям — в том числе, и для китайских компаний. Поэтому мы ожидаем увидеть такую же открытость с китайской стороны».

В Китай сложно инвестировать


Это кроткое и вежливое пожелание неоднократно повторялось во время визита вице-канцлера Габриэля в Китай в начале этого месяца. Но оно далеко от действительности. Похоже, что европейские компании, напротив, воздерживаются от инвестиций в Китай, где существует избыток производственных мощностей и неясные юридические условия, связанные с созданием форм. По данным из доклада Торговой палаты ЕС за июнь, лишь 47% европейских компаний планируют распространять свою деятельность на Китай. В прошлом году аналогичная цифра составляла 56%, а в 2013 году — целых 86%. Тогда Китай был для бизнеса самым горячим местом на земле, сейчас ситуация прямо противоположная, и из страны непрекращающимся потоком текут китайские деньги.

Германия рада китайским инвестициям в предприятия, которые чаще всего не являются частью секрета того успеха, который обычно ассоциируют с экономикой Германии и огромным экспортом. Для немецких компаний с тонкими книгами заказов китайские покупатели более чем долгожданные гости, потому что уже они одни в силу самого китайского рынка означают, что заказы будут. Китай производит треть того, что производит мировая экономика. Поэтому китайские инвестиции, в основном, всегда обеспечивают немцам рабочие места. За исключением завода SaarGummi, который поставлял детали для автомобильной промышленности и который в 2011 году перешел к китайскому концерну Misch-koncern; приобретение компании или предприятия Китаем всегда шло на пользу сохранению рабочих мест.

Важно для Volkswagen

Китай важен для немецкой экономики. Например, автогигант Volkswagen, который по-прежнему испытывает проблемы после скандала с дизельными двигателями в прошлом году, получает большую часть своей прибыли на китайском рынке.

И тем не менее: немцы почувствовали, что с них хватит. В сентябре правительство страны не дало китайской компании Fujian Grand Chip Investment Funds купить немецкий технологический концерт Aixtron за 670 миллионов евро — почти 5 миллиардов крон, отозвав лицензию на совершение сделки. Одновременно с этим Зигмар Габриэль создал совет, которому предстоит выработать рекомендации относительно того, как Германия должна защитить свои так называемые ключевые технологии от иностранных покупателей и интересов. Оба шага вызвали в Китае огромное негодование. А в США они были встречены с ликованием, потому что там растут опасения из-за того, что промышленные узы между Германией и Китаем становятся слишком тесными. Особенно в случае, когда фирмы, как Aixtron, продают компоненты, которые могут применяться и в военной промышленности.

Какова позиция ЕС?


Для Германии решающее значение будет иметь то, какую позицию в отношении китайских приобретателей займет ЕС. Бизнес-круги Германии и Зигмар Габриэль очень хотели бы, чтобы ЕС либо взял на себя регулирование иностранных покупок технологических предприятий в странах ЕС — с тем, чтобы сделки осуществлялись по правилам, существующим в ЕС; либо чтобы германскому бизнесу были бы предоставлены такие же возможности. Во время своей поездки в Китай Зигмар Габриэль подчеркнул, что в тех случаях, когда за покупкой предприятий в других странах стоят государства, должны действовать совершенно особые условия, хотя конкретно принимающую страну не назвал.

Катар тоже имеет акции VW

Для Германии ситуация осложняется тем, что еще одно государство, Катар, имеет акции концерна Volkswagen, что, вроде бы, немецкие власти никогда не беспокоило. Но из-за того, что ЕС никак не проясняет свою позицию, положение лучше не становится. Несколько восточноевропейских стран ЕС испытывают проблемы, связанные с неясным набором правил из Брюсселя, и предпочитают торговать с Китаем, а не с ЕС.

Комиссия сообщила, что введение ограничений, касающихся, например, Китая, в настоящее время не планируется. Это вообще сложно — прояснить, каков должен быть коммерческий статус Китая в ЕС, хотя сделать это было обещано в следующем месяце.

«Настало время совершенно четко констатировать, что времена, когда Китай был развивающейся страной, прошли». С этим благожелательным, но совершенно определенным призывом выступил на днях Зигфрид Руссвурм (Siegfried Russwurm), технический директор Siemens, в газете Hamburger Handelsblatt.

Пока, тем не менее, все указывает на то, что ситуация не изменится. Китай по-прежнему — в силу своих низких зарплат и низких затрат — будет оставаться «вселенской фабрикой», как сформулировал это Зигмар Габриэль во время своего визита. Немецким компаниям по-прежнему будет сложно инвестировать в Китай, в то время как китайские, наоборот, будут пытаться прибрать к рукам все больше немецких предприятий.

Эрик Йенсен (Erik Jensen) — корреспондент Politiken в Берлине


http://inosmi.ru/economic/20161118/238230411.html



РЕКЛАМА
Uhrzeit - Atomuhr
DSL Speedtest


Деловые и посреднические услуги

Авиабилеты 
Автобусы 
Путешествия
Экскурсии

Aenderungsschneiderei Joachim

Знакомства




   Copyright © 2004-2016 Augsburg.ru
   Все права защищены

Яндекс.Метрика