Augsburg
Stadt Augsburg
Аугсбург Герб города
В дебрях интеграции

Мигрантка на улице в Берлине. Фото ©AFP
Мигрантка на улице в Берлине. Фото ©AFP

Германия решила отказаться от мультикультурности

В октябре в Германии разгорелась острая дискуссия по вопросам миграционной политики и интеграции приезжих в немецкое общество. Масла в огонь подлили неожиданные заявления Ангелы Меркель о том, что мультикультурная модель в ФРГ потерпела крах, но ислам в дальнейшем будет все более ощутимо определять собой облик Германии. Противоречивые заявления немецких политиков, похоже, свидетельствуют о сумятице в умах правящего класса. Тем временем миграция уже стала полновесным политическим вопросом и, судя по всему, действительно окажется "мегатемой предстоящих лет".

Споры по вопросам миграции и интеграции разгорелись довольно неожиданно. Августовская шумиха вокруг книги Тило Саррацина "Германия - самоликвидация", в которой затрагивалась тема мигрантов, к началу октября уже сошла на нет, страсти улеглись. Немецким властям такой исход было только на руку, потому что вся эта история выявила существенные расхождения между правящим классом и гражданами. Как показали опросы, большинство населения поддержало Саррацина, против которого началась форменная травля. При этом многие немцы заявляли, что разделяют критические высказывания автора "Самоликвидации" относительно мигрантов. Книга Саррацина стала хитом продаж. Второе место после нее, к слову, занимала книга таинственным образом погибшей берлинской судьи Кирстен Хайзиг (Kirsten Heisig) "Конец терпению", в которой описывался рост подростковой преступности, в том числе в иммигрантской среде.

Президент ФРГ Кристиан Вульф произносит речь на 20-летия объединения Германии. Фото (c)AFP
Президент ФРГ Кристиан Вульф произносит речь на 20-летия объединения Германии. Фото (c)AFP

Казалось бы, в такой ситуации политикам следовало молчать и больше не затрагивать столь неудобные темы, как миграция и интеграция выходцев из мусульманских стран. Но произошло обратное. Об этом заговорил, причем на самом высоком уровне, федеральный президент Кристиан Вульф, который в качестве повода для своего выступления использовал 20-летний юбилей объединения Германии. 3 октября на торжествах в Бремене он выступил с речью (это была его первая программная речь с момента вступления в должность, и все ждали президентского дебюта с особым нетерпением), в которой заявил буквально следующее: "Христианство, несомненно, является частью Германии. Иудаизм, несомненно, является частью Германии. Это наша иудео-христианская история. Между тем, ислам также является частью Германии".

Речь президента, отмечают многие наблюдатели, получилась довольно пресной, и этот пассаж об исламе оказался едва ли не самым заметным ее моментом. Зачем Вульфу понадобилось увязывать интеграцию мусульман с объединением Германии, произошедшим без их активного участия, сказать сложно. В принципе, Вульфа можно считать активным сторонником политики интеграции. В частности, именно он, еще будучи премьером Нижней Саксонии, назначил министром по социальным вопросам Айгюль Эзкан (Ayguel Oezkan), которая стала первым выходцем из семьи иммигрантов, занявшим в Германии министерский пост. Правда, потом Эзкан спровоцировала небольшой скандал, призвав убрать распятия из школьных классов, но его удалось быстро замять. Так или иначе, в юбилей немецкого единства Вульф дал понять, что Германия окончательно станет единой, только когда ей удастся успешно провести интеграцию мигрантов и признать ислам неотъемлемой частью своей культуры.

В принципе, оригинальным такой подход назвать нельзя: мусульманская община ФРГ уже четвертый год подряд именно 3 октября проводит день открытых дверей в мечетях, подчеркивая связь немецкого единства и интеграции мигрантов. Шаг навстречу со стороны президента не мог не остаться незамеченным. Представители мусульманских общин Германии восприняли речь Вульфа с воодушевлением. "Слова президента стали четким и важным сигналом для всех мусульман в Германии, - отметил председатель Центрального совета мусульман ФРГ Айман Мазиек (Aiman Mazyek). - Это знак того, что мусульмане не являются гражданами второго сорта".

Мигранты в Германии
Население Германии составляет 81 миллион 904 тысячи человек. Из них 15 миллионов 703 тысячи составляют так называемые "лица иммигрантского происхождения" (19,2 процента). В их число входят 8 миллионов 479 тысяч "немецких граждан иммигрантского происхождения" (10,4 процента от общей численности населения) и 7 миллионов 220 тысяч иностранцев (8,8 процента). По данным на 2009 год, в ФРГ проживают 3,8 - 4,3 миллиона мусульман, 45 процентов из них имеют немецкое гражданство, 55 - иностранное. Большая часть мусульман (2,5 миллиона, или 63,2 процента) являются выходцами из Турции. 98 процентов немецких мусульман живут в старых федеральных землях. Каждый третий - в Северном Рейне - Вестфалии. В Баден-Вюртмеберге, Баварии и Гессене, напротив, доля мусульман чуть выше 10 процентов. Три четверти немецких мусульман являются суннитами. 31 процент учеников турецкого происхождения не заканчивают школу, среди "коренного" населения таковых всего 1,8 процента.

Тем не менее, многими в Германии слова Вульфа были восприняты настороженно. Как и следовало ожидать, критика последовала от представителей консервативного лагеря, и прежде всего со стороны баварского Христианско-социального союза (ХСС). "Это была спорная и двусмысленная речь, - заявил депутат бундестага от фракции ХСС Норберт Гайс (Norbert Geis) по поводу выступления Вульфа. - То, что президент хочет уравнять в Германии ислам с иудаизмом и христианством, я считаю ошибочным". Министр по социальным вопросам в правительстве Баварии Кристина Хадерхауэр (Christine Haderthauer) заявила, что высказывания Кристиана Вульфа могут быть неправильно истолкованы. "Свобода вероисповедания не означает уравнивания вероисповеданий", - отметила министр.

Громкий резонанс вызывала "шутка" исполнительного директора телерадиокомпании "Средненемецкое вещание" (MDR), близкого к ХСС выходца из Баварии Удо Райтера (Udo Reiter). Он разместил пост в Twitter, написав: "День немецкого единства в 2030 году: федеральный президент Мухаммед Мустафа призвал мусульман уважать права немецкого меньшинства". Позднее, когда пост про Мустафу уже разошелся, Райтер уточнил, что его слова не стоит воспринимать всерьез, и поспешил извиниться. Однако не только баварцам не понравилась речь Вульфа. Председатель комитета по внутренней политике в бундестаге Вольфганг Босбах (Wolfgang Bosbach) из ХДС заявил: "Хотя ислам уже стал частью немецких реалий, Германия все же принадлежит к иудео-христианской традиции".

В принципе, подобные заявления политиков второго плана можно было бы оставить и без внимания, однако постепенно в спор вмешались более крупные политические фигуры. На заседании в бундестаге премьер Гессена Фолькер Буффье отметил, что в Германии существует "ведущая культура", одним из основных положений которой является разделение религии и власти. "Эта модель представляет полную противоположность шариату, и отсюда следует, что шариат не может быть основой для успешной интеграции", - заявил он. Глава фракции ХДС/ХСС в бундестаге Фолькер Каудер (Volker Kauder) занял еще более резкую позицию: "Одним из важных аспектов наших представлений о мире является религиозная свобода. Ислам никак не согласуется с этими представлениями".

Не менее значимым оказалось выступление министра внутренних дел ФРГ Томаса де Мезьера. Еще в сентябре этого года, представив доклад по итогам интеграции, он признал ряд серьезных упущений и отметил, что к проблеме мигрантов власти зачастую подходили легкомысленно. В частности, согласно озвученным де Мезьером данным, 1,1 миллиона проживающих в Германии иностранцев даже не знают толком немецкого языка. Теперь, в ответ на выступление Вульфа, Томас де Мезьер отметил, что по крайней мере в ближайшее время ислам в Германии не может сравняться по значению с христианством или иудаизмом. "Если вы меня спросите, можно ли поставить ислам на одну ступень с иудео-христианскими религиозными представлениями и культурными традициями, я отвечу: в обозримом будущем нет", - отметил министр.

Как нарочно, именно в начале октября в СМИ появились несколько сообщений, которые добавили жару разгоревшейся дискуссии. Вероятно, не предшествуй им выступление Кристиана Вульфа, они были бы менее заметны, но в сложившейся ситуации обратили на себя повышенное внимание.

В одной из берлинских мечетей. Фото (c)AFP
В одной из берлинских мечетей. Фото (c)AFP

Так, министр по делам интеграции в правительстве ФРГ Мария Бемер (Maria Boehmer) 8 октября заявила о намерении властей ввести ряд мер против растущей дискриминации немецких школьников со стороны учеников-мигрантов в некоторых берлинских школах. Поводом для этого послужила статья двух берлинских учителей, рассказавших, что в ряде берлинских школ немцы оказались фактически на положении изгоев, постоянно подвергаемых унижениям и нападкам со стороны турецких сверстников. Одной из причин такого положения вещей учителя назвали "культурный конфликт между западными ценностями и традиционалистскими представлениями, почерпнутыми из ислама". Дополнительный резонанс вызвало заявление министра по делам семьи Кристины Шредер, которая вспомнила, как несколько лет назад в одной из берлинских школ ее назвали "немецкой сукой". Со своей стороны глава Союза филологов (Philologenverbandes) Хайнц-Петер Майдингер (Heinz-Peter Meidinger) потребовал ввести в школах ограничительные квоты для учеников-мигрантов, отметив, что если их доля превышает 40 процентов, успеваемость в той или иной школе неизбежно падает.

Как бы в продолжение этой темы Институт криминологии Нижней Саксонии представил результаты социологического исследования, посвященного отношению молодых немцев к их ровесникам из иммигрантской среды, в частности к туркам. Выяснилось, что менее десяти процентов немецких юношей и девушек хотели бы иметь своими соседями турок. 38 процентов заявили, что не хотят этого ни в коем случае. Со своей стороны 23,7 процента респондентов турецкого происхождения заявили, что по крайней мере один раз в своей жизни оскорбляли немцев за то, что они немцы, а 4,7 процента признали, что сознательно били немецких сверстников по этой причине. Несколькими месяцами ранее этот же институт провел исследование, выяснив, что у молодежи из среды мигрантов склонность к насилию выше, чем у немцев, причем большая часть правонарушений с применением насилия (23,5 процента) приходится на "очень религиозных" молодых людей мусульманского вероисповедания.

8 октября в Берлине прошел матч Германия - Турция, в ходе которого турецкие болельщики освистали немецкий гимн, а заодно игрока немецкой сборной турецкого происхождения Месута Озила за то, что он "предательски" играет не за Турцию, а за Германию. При этом сам Озил (представитель третьего поколения турецких мигрантов), традиционно считается примером успешной интеграции. Примечательно, что на матче присутствовали Кристиан Вульф, Ангела Меркель и премьер Турции Реджеп Тайип Эрдоган, который находился в Германии с официальным визитом. Эрдоган не преминул похвалить Вульфа за его слова о том, что ислам уже является частью Германии, однако предостерег турецкое население от ассимиляции, заявив, что это было бы преступлением. Меркель со своей стороны заверила турецкого премьера, что речь идет всего лишь об интеграции. Насколько далеко зашел интеграционный процесс, канцлер и премьер смогли воочию убедиться на стадионе.

Днем ранее, 7 октября, депутаты оппозиционных партий в бундестаге от СДПГ и "Зеленых" потребовали признания официального статуса мусульманской общины в Германии. В настоящее время только христиане и иудеи имеют статус официально признанных законом религиозных общин, в то время как по численности последователей (от 3,8 миллиона до 4,3 миллиона человек) ислам в ФРГ уже занимает второе место. Секретарь СДПГ по внутренней политике Дитер Вифельпютц (Dieter Wiefelspuetz) заявил, что Германия должна "дать исламу шанс", а представитель "Зеленых" Мемет Килич (Memet Kilic) призвал консерваторов из ХДС и ХСС прекратить заниматься самолюбованием и сделать шаг навстречу мусульманам, чтобы показать, что "им рады в Германии".

В дискуссию включился генеральный секретарь Центрального совета евреев Германии Штефан Крамер. Он назвал реакцию консерваторов "близкой к истерике" и отметил, что многим политикам следует осознать, что иммигранты, в том числе из мусульманских стран, давно стали частью немецкого общества. Примечательно, что другой представитель еврейской общины ФРГ, публицист Ральф Джордано, занял противоположную точку зрения, написав президенту Кристиану Вульфу открытое письмо. Джордано подверг резкой критике высказывания президента, отметив, что Вульф выдает желаемое за действительное, "наивно" полагая, будто реалии исламской культуры можно совместить с такими ценностями современной западной цивилизации, как свобода совести, равноправие женщин, плюрализм и принцип отделения религии и церкви от государства.

Хорст Зеехофер на "Октоберфесте". Фото (c)AFP
Хорст Зеехофер на "Октоберфесте". Фото (c)AFP

С весьма резким заявлением выступил премьер-министр Баварии и глава ХСС Хорст Зеехофер, который потребовал приостановить иммиграцию в Германию граждан Турции и выходцев из стран Ближнего Востока. Зеехофер мотивировал это тем, что они плохо интегрируются в немецкое общество. "Нам не нужны дополнительные мигранты из другой культурной среды", - отметил глава ХСС. Его поддержал генеральный секретарь той же партии Александр Добринт (Alexander Dobrindt), заявивший, что ФРГ не нуждается в новых мигрантах, представляющих культурные общности, которые отвергают ведущую роль немецкой культуры. Однако Зеехофер подвергся резкой критике, в том числе со стороны представителей консервативного лагеря, и поспешил взять свои слова назад под предлогом, что они были неправильно истолкованы, так как на самом деле он говорил о рабочей силе из Турции и имел в виду, что перед тем, как приглашать рабочих или специалистов из-за рубежа, необходимо сначала задействовать оставшихся без работы немцев.

Однако, судя по всему, это было всего лишь тактической уловкой, потому что спустя всего несколько дней Зеехофер представил свой "план из семи пунктов", предварив его следующим заявлением: "Как представители ХДС и ХСС мы выступаем за ведущую роль немецкой культуры и против мультикультурности: мультикультурность мертва". Семь пунктов Зеехофера выглядят следующим образом:

  • Германия не является страной иммигрантов. Интеграция означает жить не рядом, а вместе на основании норм и ценностей, закрепленных в Основном законе, носительницей которых является немецкая культура, вышедшая из христианства, гуманизма и Просвещения
  • Предполагаемая нехватка рабочих рук не является оправданием для неуправляемой иммиграции, а приток квалифицированных мигрантов Зеехофер счел на настоящий момент "достаточно отрегулированным"
  • Нет необходимости ослаблять ограничительные нормы существующего закона об иммиграции, равно как и вводить дополнительные миграционные квоты
  • Готовность и способность к интеграции должны стать дополнительными критериями наравне с профессиональной квалификацией мигрантов при выдаче им разрешения на въезд
  • Возраст детей, с которого им разрешается въезд в Германию, должен был понижен с 16 до 12 лет. Чем младше ребенок, тем больше у него шансов интегрироваться
  • Необходимо введение строгих санкций в отношении тех, кто отказывается интегрироваться или мешает интеграции своих родственников. Речь может идти о штрафах или сокращении социальных выплат
  • Ключевым для иммиграции, по мнению Зеехофера является знание немецкого языка. При этом премьер Баварии не исключил, что тест на знание немецкого мигрантам придется сдавать в стране происхождения
  • Неожиданно Хорста Зеехофера поддержала канцлер Германии Ангела Меркель. Выступая в субботу, 16 октября, на собрании молодежной организации Христианско-демократического союза (ХДС) в Потсдаме, она признала полный провал попыток построить мультикультурное общество в Германии. Она потребовала от иммигрантов учить немецкий язык и интегрироваться в немецкое общество, отметив, что "те, кто хочет стать частью нашего общества, должны не только соблюдать наши законы, но и говорить на нашем языке". В то же время Меркель признала правоту Кристана Вульфа. "Ислам является частью Германии - это очевидно, и не только в случае с футболистом Месутом Озилом", - заявила канцлер.

    Иными словами, позицию Ангелы Меркель определить довольно сложно. Мультикультурность мертва, но ислам является частью Германии. Точно так же ранее Меркель заявляла, что в немецких городах со временем неизбежно проявится больше мечетей, и одновременно вручала премию немецких СМИ датскому карикатуристу Курту Вестергаарду (Kurt Westergaard) - автору карикатур на пророка Мухаммеда.

    Твердо можно сказать лишь одно. Власти Германии осознали острую необходимость взять процесс интеграции мигрантов под пристальный контроль. Однако какой должна быть иммиграционная политика в нынешних условиях, никто пока не знает.

    Алексей Демьянов


    http://lenta.ru/articles/2010/10/19/integration/



    РЕКЛАМА
    Uhrzeit - Atomuhr
    DSL Speedtest


    Деловые и посреднические услуги

    Авиабилеты 
Автобусы 
Путешествия
Экскурсии

    Aenderungsschneiderei Joachim

    Знакомства




       Copyright © 2004-2016 Augsburg.ru
       Все права защищены

    Яндекс.Метрика