Augsburg
Stadt Augsburg
Аугсбург Герб города
Стихи Юрия Тоскалёва
    Юрий Тоскалёв



    *    *    *
                     "Вначале было слово…"
                     (Евангелие от Иоанна)
    И было слово. Острой бритвой
    Оно срезало слой за слоем
    За веком век - всё то пустое,
    Что обнажалось в час молитвы
    И там, где небо пеленало
    В парчу последний миг заката,
    Была часовенка объята
    Свеченьем тонким, в полнакала.
    И оттого, наверно, Слово
    Казалось мне ещё весомей,
    Когда на золотой соломе
    Оно возвысилось под кровом
    Часовенки той незнакомой.



    *    *    *
    С тобой иль без тебя … О, нищета
    Рассудка моего без вдохновенья,
    Без кружевной накидки на коленях,
    Украденной у осени с холста.
    Какими я глазами подглядел,
    Поверил как в поленовскую тайну
    И в Левитана росчерк неслучайный,
    Похожий на прозрачность па-де-де.
    О, нищета моих усталых рук!
    Когда б я мог вот так, на полувздохе,
    Подобно им выпрашивать по крохам
    У осени её немой испуг.
    Когда б я мог переложить его
    На музыку сонета и колени -
    С тобой или без тебя - не в том значенье -
    Свои укрыть в предчувствии снегов.



    *    *    *
    Напомните, какой сегодня год?
    Не високосный ли? - Готов признаться:
    Мне надоела роль, и смех паяца
    Наскучил суммой воспалённых нот.
    А в високосный - всё на час, другой
    Свободы больше, и в холодный минус
    Февральских вечеров тогда я ринусь
    Разменивать последний золотой.
    Ещё под впечатленьем рождества
    И святок с голубиным воркованьем
    Под утренними окнами и бранью
    Худых дворняг, не помнящих родства,
    Я вдруг отдамся праздности, как лорд,
    К тончайшему привыкший наслажденью,
    И к лености, и к сладкому глинтвейну
    В бокале, отражающем аккорд
    Полночной тишины. … О, боже мой!
    Но почему желанный гость так редок -
    Из четырёх фарфоровых тарелок
    Он только на одной!



    *    *    *
    Позвольте мне остаться у огня -
    Глубокому отдаться созерцанью
    Лица Его. И чувствовать дыханье,
    И пить согретое вино, приняв
    Из рук Его. Позвольте продолжать
    Движение в пространстве по спирали
    И, как бы прикасаясь к чаше Грааля,
    Оставить боль на лезвии ножа.
    О, лицедеи круглого стола!
    Сэр Персиваль и прочие в одеждах
    Святых отцов. Позвольте мне, невежде,
    Хлеб с вами преломить, и пусть зола
    От очага останется на мне,
    На сюртуке плебейском, на бумаге,
    Что стерпит всё - и взгляд, и выпад шпаги,
    И лавра ветвь в распахнутом окне.



    *    *    *
    О, это красное вино!
    Под сургучом, в сосуде пыльном
    Из погребка, что в старом Вильно,
    С осенней прозой за окном,
    С чужим дождём. И пёстрый цвет
    Кричащих зонтиков тревожит,
    И плавится сургуч на коже
    Сплетённых пальцев - сумма лет
    В уплату за вино. За всё.
    За пустоту … А там, в России
    Снег в вечерах до боли синий,
    И над полями - вороньё.
    И тишина. И медный звон.
    И свет. И белые одежды
    Церквушек маленьких, где прежде
    Тысячелетий длился сон.






РЕКЛАМА
Uhrzeit - Atomuhr
DSL Speedtest


Деловые и посреднические услуги

Авиабилеты 
Автобусы 
Путешествия
Экскурсии

Aenderungsschneiderei Joachim

Знакомства




   Copyright © 2004-2016 Augsburg.ru
   Все права защищены

Яндекс.Метрика