Augsburg
Stadt Augsburg
Аугсбург Герб города
«Медвежий галоп» Германии...

В последние месяцы Германия привыкает к совершенно новому образу России, и прошедший на днях визит Владимира Путина в Дрезден и Мюнхен лишь усилил это впечатление. Прошли времена, когда из Москвы приезжали в ФРГ за кредитами или за тем, чтобы договориться о реструктуризации прежних долгов – теперь российские инвесторы активно, порой даже навязчиво стремятся покорить немецкий рынок. Немцы пока не выработали общего мнения по поводу нового явления, и опасения пока преобладают.

Первые публикации в немецких газетах о том, что «русские идут», появились еще неделю назад, когда российский президент встретился в Компьенском замке с канцлером Ангелой Меркель и президентом Франции Жаком Шираком. Уже тогда журналисты могли наблюдать весьма нетрадиционную картину: на пресс-конференции немецкий канцлер и французский президент привычными, выверенными дипломатическими пассажами рассказывали о том, что «встреча прошла в конструктивной, дружеской атмосфере», а вот выступление Владимира Путина можно было сравнить с речью председателя правления какого-нибудь банка или концерна.
Короткими, рублеными фразами – совершенно в своем стиле – он рассказывал репортерам о том, что на встрече шла речь о проектах в области энергетики, авиакосмической промышленности, инфраструктуры и машиностроения. Так же коротко и буднично Путин сформулировал цель России: участие российских инвесторов в европейских предприятиях.

Этот совершенно новый тон Кремля продолжился и в ходе состоявшегося недавно визита российского президента в Германию. В Мюнхене Владимир Путин встретился с «капитанами» немецкого бизнеса. Тут уж он почувствовал себя целиком в своей стихии. Когда Путин говорит с немцами об экономике, речь давно уже идет не только о том, смогут ли немецкие предприятия, вроде E.ON и BASF, участвовать в разработках российских газовых месторождений. Теперь, как говорила Мэри Поппинс, «ветер переменился», и уже в скором времени многие немецкие бюргеры станут переводить деньги за отопление и электричество прямиком на счета российских фирм: российские концерны только и ждут возможности вложиться в энергетику ФРГ.

Первыми эти изменения почувствовали немецкие бизнесмены из числа так называемого «русского лобби» – руководители фирм, давно и прочно утвердившихся на российском рынке. Клаус Маннголд, экс-председатель совета директоров Volkswagen, полагает: «Российские предприятия вынуждены выходить за пределы своей страны. Без этого они никогда не смогут составить конкуренцию своим западным партнерам».

Похоже, Путин готов подписаться под этими словами. С его благословения опекаемые Кремлем концерны уже начали «завоевательный поход»на Запад. Денег для этого, как оказалось, предостаточно. Перманентное подорожание энергоносителей наполнило как государственную казну, так и кошельки российских промышленников, так что теперь они готовы вложить эти деньги в европейские химические, энергетические и аэрокосмические концерны. «Прыжок в глобальную экономику» — такая цель была сформулирована в Кремле еще в июне этого года, а теперь сообщения о действиях российских предприятий напоминают победные фронтовые реляции. «Газпром», четвертый в мире по величине энергоконцерн, ведет переговоры о покупке британской фирмы Centrica. Государственный «Внешторгбанк» приобрел за 800 млн. евро 5% европейского аэрокосмического концерна EADS. «Северсталь» Алексея Мордашова купила на корню итальянского конкурента Lucchini.

Однако наибольший интерес у российских инвесторов по-прежнему вызывают немецкие предприятия. На переговорах с Ангелой Меркель Владимир Путин вновь прочел канцлеру целый доклад на любимую тему: немецкие химические, машино- и автостроительные концерны должны получить возможность гораздо более серьезного присутствия на российском рынке, а взамен российские предприятия должны стать партнерами немецких производителей электричества, авиастроителей и продавцов автомобилей. Цель – смешение российской и европейской экономик в «нерушимый блок» из 600 млн. человек, который сможет противостоять в глобальной конкурентной борьбе уже даже не США, а Китаю и Индии.

Впрочем, все это «планов громадье» вызвало у немцев двойственные чувства. В данный момент можно говорить о том, что в правящем истеблишменте ФРГ сформировались две партии: сторонников и противников сближения с Россией. Выразителем пророссийских настроений с полным правом можно назвать министра иностранных дел ФРГ Франка-Вальтера Штайнмайера. Он идет по стопам экс-канцлера Герхарда Шредера, у которого был советником по внешней политике. По убеждению главы германского МИД – России нужно раскрыть объятия. Сотрудники его штаба уже сейчас мечтают о взаимном открытии стратегических секторов и проповедуют «сближение путем смешения». Сам Штайнмайер видит в качестве цели своей восточной политики «неразрывную связь Европы и России» и огромную зону свободной торговли.

Канцлер Ангела Меркель наблюдает за энтузиазмом своего министра и его сторонников с изрядной долей скептицизма. Следует отметить, что со времен предвыборной кампании она ощутимо «подобрела» по отношению к России. Однако для нее «слияние» кончается там, где оно может нанести вред немецко-американским отношениям. Когда заходит речь о свободной экономической зоне, канцлер скорее думает о США. В этом ее поддерживают многие немецкие бизнесмены – их вполне можно понять. Америка – партнер давний и надежный, проверенный временем. С американцами привычно вести совместные проекты и столь же привычно «воевать» в бесчисленных торговых «войнах» – за сталь, за автомобили, за электронику...

Россия в этом отношении – терра инкогнита, а российский крупный бизнес явно управляется политическом руководством страны. Не окажется ли Германия в энергетической и политической зависимости от Москвы, если российский бизнес в будущем получит возможность влиять на немецкие энергоконцерны? Насколько тесно можно сотрудничать с экономикой страны, которая занимает в международном списке одно из ведущих мест по уровню коррупции?

Российская доля в общей энергетической потребности Германии должна возрасти вдвое после завершения строительства Североевропейского газопровода, переименованного недавно в Nord Stream. Немецкие политики и бизнесменызадаются вопросом: если их российские партнеры-конкуренты, работающие рука об руку с Кремлем, получат доступ к распределительным щитам в Германии – не захотят ли они «закрутить кран» так же, как сделали это прошлой зимой по отношению к Украине, если вдруг между Россией и Германией возникнут разногласия на политической арене?

Бывший посол ФРГ в РФ Ханс-Фридрих фон Плётц так сформулировал эти опасения: «Раньше немецкие предприниматели спрашивали, не слишком ли рискованно инвестировать в Россию, теперь они спрашивают – не слишком ли рискованно допускать российские инвестиции к себе?».
Ответ на этот вопрос должен быть дан как можно скорее. Всем уже понятно, что выросшим и окрепшим российским топ-менеджерам стало тесно в пределах России.

Только за первые 6 месяцев 2006 года прямые инвестиции российского бизнеса за границу достигли очередной рекордной отметки – 13 млрд. евро. «Лукойл» имеет собственную сеть бензоколонок в США и намерен приобрести у кувейтских шейхов их «фамильное серебро» – нефтеперерабатывающий завод в Роттердаме. О «Газпроме» и говорить нечего – Алексей Миллер готов скупить в Европе очень многое, и его последнее приобретение, немецкий футбольный клуб «Шальке 04» из Гельзенкирхена – одно из самых дешевых в списке. Энергоконцерн E.ON едва отбился от любезного предложения продать «Газпрому» 25% своей главной фирмы, Ruhrgas, после чего тут же потерял уже оговоренное право на совместную разработку принадлежащих «Газпрому» месторождений. Правда, сейчас все вернулось на круги своя, однако лишь ценой уступки компанией E.ON 25% другого дочернего предприятия – в Венгрии.

Не менее серьезная схватка идет за право России участвовать в европейском аэрокосмическом и оборонном концерне EADS. Государственный «Внешторбанк” купил в конце сентября 5% акций этой фирмы – чтобы обеспечить России участие в разработке и производстве авиалайнеров Airbus. Однако, когда Владимир Путин предложил расширить российский пакет, немцы и французы забили тревогу. Ангелу Меркель оскорбило не только то, что эта сделка была проведена за ее спиной. Она, как обычно, опасается, что влияние России на EADS может серьезно повредить партнерству с США – а это, кроме всего прочего, означает, что EADS может лишиться военных заказов американского министерства обороны. Российские военные вряд ли захотят заменить их.

Итак, европейские, в целом, и немецкие, в частности, политики и предприниматели пребывают сейчас в растерянности. Общего мнения по поводу того, как именно следует реагировать на «новых русских инвесторов», попросту нет. Сейчас европейцы вынуждены избрать двойственную линию поведения: с одной стороны – привечать российских коллег-конкурентов и мало-помалу интегрировать их в некоторые области своей деятельности, с другой же – всеми силами сопротивляться проникновению российского капитала в стратегически важные сферы, находящиеся под их влиянием. Такую стратегию поведения европейские комментаторы уже охарактеризовали просто и четко: «Галоп на медведе».

Борис Альтнер

http://www.rosbalt.ru/2006/10/13/271052.html



РЕКЛАМА
Uhrzeit - Atomuhr
DSL Speedtest


Деловые и посреднические услуги

Авиабилеты 
Автобусы 
Путешествия
Экскурсии

Aenderungsschneiderei Joachim

Знакомства




   Copyright © 2004-2016 Augsburg.ru
   Все права защищены

Яндекс.Метрика